?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

«А уловили ли вы вообще, какая это ошеломительная идея — быть! Как это разрушительно?»
📚Давид Гроссман выдал свой новый роман «Как-то лошадь входит в бар» (издательство: Эксмо. Издательская группа, 2019. — 320 с.) со своим послесловием для русских читателей! И описать этот опыт чтения сложно, его нужно пережить лично вам.

До сих пор я рассматривал современного израильского писателя больше как автора, пишущего о подростках и молодёжи, об их проблемах (и это, вне всякого сомнения, прекрасные книги). Гроссман умеет писать о том важном, что жизненно, противоречиво и бьётся невысказанными вопросами к самим себе — в нашем пространстве, в нашей семье, на нашей улице, внутри нас. И в данном романе история израильской семьи, история каждого из родителей и их сына Довале — это очень колоритная история, рассказанная необычным способом.
Практически весь роман представляет собой выступление, прямую речь стендап-комика перед собравшейся в одном ресторане/клубе публикой. В день своего 57-го дня рождения низенький сухонький дядечка в очочках предстаёт со своими иногда смешными, а местами очень жёсткими шутками. Тут и политика, и бытовая жизнь, и проблемы Израиля, и исключительно местный сленг, который объясняется в сносках внизу текста. На исходе своей шутовской карьеры он предпринимает попытку не просто насмешить публику, но и разобраться с тем грузом прошлого, что его тяготит.
«Так уж получилась эта жизнь. Человек предполагает, а Бог его сношает»
На всё это мы смотрим глазами рассказчика — окружного судьи в отставке, который был знаком с нашим героем-стендапером много лет назад, когда они будучи подростками вместе ходили на частные уроки математики. Рассказчик начинает понимать по ходу, для чего его пригласил давний знакомый, о котором он напрочь забыл. Он сам меняет ко всему происходящему своё отношение.
«...самый лучший способ добиться того, чтобы тебя оценили в каком-либо месте, — просто не быть там, правда? Не такова ли была идея, стоявшая за деяниями Бога во время Холокоста?»
Те метаморфозы, та трансформация, которая происходит в романе с публикой, с комиком, с рассказчиком... да и с нами, с читателями, — это и есть сила Слова, сила рассказа, в котором «пятидесятилетний мальчик выглядывает из четырнадцатилетнего старика». Подростковая история, повлиявшая на всю оставшуюся жизнь. Несколько часов в армейской машине на пути из лагеря по подготовке будущих солдат к дому. Проблема этического выбора, который мы все делаем и из-за которого потом страдаем...
Проблематика романов Гроссмана близка темам, поднимаемым Достоевским и Кафкой. Курьёзные случаи переплетены с обыденностью, трагическое и личное граничит с гротеском высказывания, от этого почти исповедальное становится близким и понятным нам вне зависимости от национальности и культуры, языка и системы символов.
Есть две истории, которые мы пишем — видимая, "витринная", для явления миру такими, какими мы себя хотим показать, и другая — являющая нашу суть, какие мы есть. Если вам не больно читать про это, почитайте роман Давида Гроссмана. Не скажу, что он захватывающий, но он заденет ваши чувства и мысли.
Моя оценка: ⭐4,5/5⭐

Записи из этого журнала по тегу «книга»

Profile

очки
ye_rektor
Антонио

Latest Month

Июнь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Метки

Разработано LiveJournal.com